71 страна, где нетрадиционная ориентация уголовно наказывается (и смертной казнью)

Побег от «Лолиты»

Все началось в спортзале
Как-то на бирже я столкнулся с начальником отделения — огромным полковником, бывшим боксером-тяжеловесом. Он держал в страхе всех: и сотрудников и зеков. И если заключенные еще могли протестовать или, отказавшись от работы, закрыться в зону, то служаки полностью зависели от «хозяина». Он давал все — должность, квартиру, премии. Выгонит — и хоть вешайся. Уехать — денег не хватит, да и кто примет вертухая на Большой земле? Потому полковник без разговоров часто бил своих подчиненных. Да и подчиненные были еще те. Пили, спортом не занимались. В поселке построили спортзал. Но он практически пустовал. С этого и начался мой разговор с начальником и мои любовно-геморройные приключения.

Как раскручивали тему «Пилы» в телеграме?

У «Пилы» не было и нет своих телеграм-каналов. Блогер Алена Богоедова заметила, что все каналы-подражатели появились уже после убийства Григорьевой, на волне хайпа. Ни один из них не связан с сайтами «Пилы» и не упоминался в ее блоге, зато эти новые каналы активно наращивали аудиторию фейковым контентом.

Вот только один из примеров: канал @PilaProtiv_lgbt был создан 24 июля и за три дня добился в сумме 132 тысяч просмотров и 9 тысяч подписчиков. Автор канала анонсировал новые нападения и устраивал голосования, кого шантажировать в следующий раз: «Будет много боли, крови и страданий. За их  извращенства, о которых они так громко заявляют, эти мрази заплатят кровью!» Затем шел ряд постов с шок-контентом: отрубленные головы, расчлененка, фотографии трупов — все это преподносилось как результат предыдущих игр. Пугающие скриншоты немедленно разошлись по Сети.


Фейковые телеграм-каналы «Пила против ЛГБТ» публиковали фотографии трупов и расчлененки — якобы новых результатов игры
Пользователи сообщества «Двач» очень быстро нашли оригиналы снимков: за жертв «Пилы» выдавалась и хроника нарковойн в Мексике, и контртеррористические операции в Сирии

Как бороться за себя

Может ли жертва дискриминации защитить себя самостоятельно, не дожидаясь тектонических сдвигов в пенитенциарной системе Украины? Представитель секретариата Офиса омбудсмена Украины Ярослав Билык уверяет, что да.

«Во время мониторинговых визитов к нам обращаются с жалобами, и во время конфиденциальных бесед мы также получаем информацию, учитываем ее при написании отчетов. Также заключенные могут обращаться в Офис омбудсмена, написать жалобу, заявление. Подается жалоба в закрытом виде и рассматривается сутки. При этом администрацией учреждения такая корреспонденция не просматривается. Есть бесплатная горячая линия Офиса омбудсмена (38-044-253-75-89; 0800-50-17-20 – ред.), куда можно обратиться в устной форме. Все обращения рассматриваются и принимаются меры реагирования», — ответил Билык на вопрос «Вести.ua».

В пример он привел случай, который произошел во время посещения столичного СИЗО, — с жалобами о притеснениях и физическом насилии обратился мужчина. Он попросил перевести его из камеры, в котором находилось десять человек. В результате пострадавшего изолировали. Далее администрация должна провести расследование и принять меры, вплоть до перевода заключенного в другое учреждение. «На администрацию нужно давить, особенно, если есть угроза безопасности жизни», — советует специалист. Но в целом, признает он, без строительства новых учреждений отбывания наказания глобально проблему не решить.

А пока украинцы только учатся быть толерантными и адекватно воспринимать отличия друг друга, против этой тенденции выступил заместитель мэра Сум Максим Галицкий. На своей странице в Facebook он пожелал членам ЛГБТ-сообщества повторить судьбу пленных концлагерей Второй мировой войны. Против Галицкого открыто уголовное дело.

Тем временем весной в Запорожье впервые пройдет прайд в поддержку ЛГБТ. И прошлогодний марш в Киеве прошел на редкость спокойно. Гораздо дальше зашли в Швейцарии – там на референдуме проголосовали за введение уголовной ответственности за дискриминацию людей по признаку их сексуальной ориентации.

Гендерные трансформации в военное время

Участие в крупном военном конфликте приводит к значительным демографическим изменениям в любой стране. Огромная часть населения отправляется на фронт. Не меньше людей требуется и для работы в тылу, чтобы обеспечить фронт всем необходимым — оружием, боеприпасами, продовольствием; создаются лазареты для заботы о бесконечном потоке раненых.

Война открывает для многих невиданные ранее возможности.

И зачастую после войны многие женщины уже не хотели возвращаться к прежней жизни, где они могли быть только кухарками, уборщицами, матерями или же низкооплачиваемыми работницами. Так, например, Вера Гедройц — первая женщина-хирург в Российской империи — до войны работала в маленькой заводской больнице в Калужской губернии. Женщины-учителя тоже после обучения обычно занимали только такие низкооплачиваемые позиции в сельской местности. В 1904 году Гедройц ушла доброволицей на Русско-японскую войну, по возвращении с которой ее назначили сначала заведующей окружной больницей, а потом главным хирургом уездной. В 1909-м благодаря военной славе и рекомендации Евгения Боткина, заведовавшего на войне медицинской частью, императрица Александра Федоровна пригласила ее занять должность старшего ординатора Царскосельского дворцового госпиталя. Во время Первой мировой войны Гедройц снова отправилась на фронт, где была назначена корпусным хирургом, что для женщины было очень высоким постом, сравнимым по статусу с подполковником. После войны она фактически состояла в гражданском браке с медсестрой Марией Нирод и начала преподавать в Киевском медицинском институте, где в 1929-м году была избрана заведующей кафедры.

Во время войны традиционные представления о том, что женщина должна быть слабой и пассивной, отходят на второй план. Мужество и активность поощряются среди всех граждан и гражданок. В раннесоветский период произошла маскулинизация женщин (на которую сетовал нарком здравоохранения Николай Семашко), связанная с тем, что государство и общество готовы были терпеть и даже поощрять маскулинных женщин из-за необходимости их участия сначала в войне, потом в революции, а после в индустриализации страны. Медицинские и иные источники подтверждают, что по меньшей мере в городах маскулинность женщин была знаковой особенностью раннего советского общества. Большевички упорно культивировали твердость как основополагающий элемент своего политического облика.

Это позволяло некоторым людям, не чувствующим себя комфортно в приписанной им гендерной роли (обычно женской), принять на себя другую роль. Один такой случай был описан психиатром Акимом Эдельштейном в 1925 году.

«Мне хочется вернуться в мой дом»

К.У.: Сейчас Вы находитесь в одной из европейских стран. Удалось ли Вам получить политическое убежище?

М.: Мне повезло: спустя две недели после приезда меня принял генеральный консул страны, где я нахожусь, и сразу же были готовы документы .

К.У.: Что с Вашим другом?

М.: Мы полетели в разные страны, но соседние. У него все в порядке.

К.У.: Вы опасаетесь, что кто-то будет Вас преследовать за рубежом?

М: Конечно. Преследование осуществляется уже не чеченскими силовиками, а членами чеченских диаспор. Если они узнают, что ты гей, то могут избить и убить. Наиболее известный случай преследования – это история Мовсара Эскерханова.

В сентябре 2017 года американское издание Time опубликовало статью об уроженце Чечни Мовсаре Эскерханове, который несколько лет назад уехал в Германию. Эскерханов, призвавший чеченских геев «не бояться никого», стал первым уроженцем Чечни, открыто заявившим о своей гомосексуальности, указывала «Русская служба Би-би-си». В ноябре Эскерханов попросил прощения у руководства Чечни в эфире чеченского телеканала, объяснив, что публично признаться в гомосексуальности его вынудили западные журналисты, преследовавшие цель «опозорить чеченцев». Позднее он назвал вынужденными свои извинения перед чеченскими властями.

К.У.: Если ситуация изменится в лучшую сторону, Вы бы хотели вернуться в Россию и конкретно в Чечню?

М: Конечно, мне хочется вернуться в мой дом. Я тут один, у меня никого нет. Очень нелегко оторваться от семьи, друзей, уехать на всю жизнь. Одна мысль, что я не увижу родных, уже убивает. Я поддерживаю связь только с женской частью семьи. Женщины меня прикрывают – говорят, что я в Европе работаю.

20 декабря 2018 года в рамках Московского механизма ОБСЕ был опубликован специальный доклад. Сведения о насильственных исчезновениях, пытках, бессудных казнях, давлении на правозащитников и гонениях на геев в республике названы в нем неоспоримыми. Доклад подтверждает факт систематических массовых задержаний в Чечне, незаконных удержаний в «секретных тюрьмах» и пыток. В докладе также констатируется участие сотрудников силовых структур Чечни в преследованиях людей.

К.У.: Реакция властей и силового блока в Чечне на гомосексуалистов известна. Вы говорите, что и общество относится крайне негативно, но женщины терпимы к Вашей сексуальной ориентации…

М.: смирились. Они милосерднее мужчин, и для них я, в первую очередь, сын и брат, а не гей. Они не хотели бы лишиться родственника. Сексуальная ориентация – не повод для убийства.

К.У: Чем вы объясняете тот факт, что в Чечне привечают некоторых звезд шоу-бизнеса, которые имеют репутацию гомосексуалистов?

М: Они же не чеченцы. Во-первых, их привозят в качестве медийных персон. Во-вторых, таким образом они открещиваются от того, что преследуют и убивают геев.

К.У.: Каких действий Вы бы рекомендовали гомосексуалам избегать в Чечне?

М.: Совет тут один: уехать из Чечни.

История похищений, пыток и убийств геев в Чечне коснулась не только мужчин. Судьба женщины нетрадиционной сексуальной ориентации оказывается в руках ее родных, которые бывают не менее жестокими, чем силовики, говорится в справке «Кавказского узла» «Убитые за ориентацию — судьба квир-женщин в Чечне»

Чечня — не единственный регион, где к геям особое внимание со стороны силовиков. Известны случаи вебровки геев с помощью шантажа в Дагестане

К.У.: Как быть с преследованием со стороны родственников и членов диаспоры?

М.: Здесь, в Европе, можно «не светиться», не называть всем подряд свою фамилию. Ходим там, где светское общество.

К.У.: Может ли случиться такое, что недоброжелатели расскажут диаспоре о том, что рядом с ними проживает чеченец-гомосексуал?

М.: Не исключаю. Но только в том случае, если ЛГБТ-сеть выдаст местоположение, а это тайна. Диаспора может узнать, что, к примеру, в Канаду выехал чеченец-гей. Но ведь Канада — очень большая…

«Голуби» в погонах

В лагерях тамошние «петухи» вовсю крутят любовь с геями-вертухаями
Не хотелось бы очернить сотрудников пенитенциарной системы, но из правды слова не выкинешь. Все гомосеки в погонах — исключительно активы. Наверное, потому, что цирики тоже понятия соблюдают и в своей среде пассива не потерпят.
В середине 90-х армию сильно сократили. В зонах, наоборот, личного состава катастрофически не хватало. Вот и устраивались к нам бывшие вояки. И все, как на подбор, с подмоченной репутацией. Наши старые сотрудники новых коллег не сильно жаловали — за непрофессионализм и в то же время за высокие звания. Из-за звездочек на погонах новичков сразу ставили на ответственные должности: оперативного дежурного, помощника ДПНК, начальника отряда. Да и так — почему ветеран прапорщик или сержант должен получать меньше, чем зеленый майор, которому и за год зоны не понять?

Есть ли у «Пилы» реальные жертвы?

Судя по всему, нет

Ни одна из угроз от имени «Пилы» не ушла дальше электронного шантажа — она только привлекала внимание. Вот несколько примеров

Один из самых ярких эпизодов связан с Ресурсным центром для ЛГБТ в Екатеринбурге. «Пила» угрожала им ребусом про взрыв: якобы курьер «Яндекс.Еды» доставит бомбу юристу организации Анне Плюсниной. Ничего не произошло: представитель центра Алла Чикинда подтвердила The Village, что слышала о «Пиле» давно, но от них «в принципе всегда были только угрозы».


Такая картинка-заглушка стояла на сайте «Пилы», когда она угрожала подорвать Ресурсный центр для ЛГБТ в Екатеринбурге

Множество постов в блоге «Пилы» посвящены Артему Шитухину, 19-летнему основателю ЛГБТ-движения «Солидарность». Он известен тем, что предложил ставропольским депутатам выпустить региональный закон, который бы отменил действие федерального — о пропаганде гомосексуализма. Позже Шитухина отчислили из института в Пятигорске за его общественную деятельность — администрации ВУЗа «не нравилась такая слава» своего студента. А «Пила» заявляет, что отчисления Шитухина добилась она, хотя этому нет никаких подтверждений — авторы сайта могли просто узнать новость и приписать себе заслугу.

Затем с анонимных почтовых ящиков Шитухину стали присылать угрозы, а на сайте «Пилы» публиковались его персональные данные и точное место жительства — парень заявил, что был вынужден несколько раз переехать. Наконец, в марте «Пила» опубликовала пост о том, что активиста якобы «доставили в чеченскую гей-тюрьму», а ЛГБТ-сообщество призвали купить ему свободу — собрав 500 биткоинов и отправив их на биткоин-кошелек N1yAfGP3QEQFUKYxGW97Bg2kPCu3DBh2K. Нетрудно догадаться, что в блокчейне биткоина (он открыт для всех) The Village не нашел ни одной записи о переводе денег на этот счет, а сама «Солидарность» подтвердила, что пост «Пилы» — фальшивка.


Регулярные угрозы ЛГБТ-активисту Артему Шитухину на сайте Pila.ml

Рассказ от первого лица.

Стояло лето и занятия в школе были позади. Но старшеклассники еще не один день сдавали экзамены. А потом сразу около шестидесяти человек были досрочно освобождены. Среди них рог отряда Майло. Нормальный был парень, хоть и обладал большой физической силой, но зазря никого не бил, а иной раз и заступался. Вместо него рогом поставили татарина Мехлю. Он родом из Челябинска, маленького росточка, но очень крепкого телосложения. Начальник сказал Мехле, что освободит его к началу осени, если тот будет держать в отряде порядок. Когда Мехлю назначили рогом, он везде стал носить с собой палку. Однажды, когда готовились идти в столовку, я чуть задержался и в строй забежал последним.

-Да ты, Глаз, стал борзый,-прорычал Мехля и начал дубасить меня палкой. В его ударах не было пощады, держа ее обеими руками, махал как пропеллер, я даже не успевал уворачиваться. Глаза Мехли налились кровью, он стал как безумный зверь, не мог остановиться. И палка, как на зло, крепкая была, не ломалась, не давая возможности перевести дыхание. Так сильно никто раньше не бил и я впервые стал умолять его: -Мехля, остановись, что я сделал такого? Мехле нравилось видеть мои мученья, матюгнувшись, он продолжал избивать меня. Потом, видать, приустал. Постоял, отдышался и отправился по своим делам. Вадик — вор третьего отряда. Ему было семнадцать лет. Симпатичный, атлетического телосложения, мечта любой девушки. Он тоже всегда ходил с палкой. Только пацанов не обижал, изредка прикладывал ее к обнаглевшим буграм. И актив, и воры отличались от воспитанников. Они были чисто и опрятно одеты и ходили в синих беретах ( мы ходили в черных). Вадик на шее завязывал фиолетовый тоненький шарфик. Он так красиво и умело его завязывал, что он был похож на галстук. Этот шарфик ему подарила училка. Все знали, что у них отношения, но застукать их ни разу руководство не смогло. Училка собиралась уехать в отпуск и Вадик решил сделать для нее праздник. Он хорошо общался с Мехлей и они стали организовывать танцы. Притащили в отряд магнитофон.

Порядки в колониях

Среди заключенных-женщин практически нет той категории, которую будут целенаправленно гнобить и прессовать. Отношение зависит только от личностных качеств и силы характера. Изгоев на женской зоне просто сторонятся. Чаще всего презирают героинщиц – наркоманок с большим стажем. Расплачиваются за совершенный проступок также детоубийцы – это изначально изгои, которые подвергаются регулярным избиениям.

В список презираемых также:

  1. осужденные с диагнозом ВИЧ;
  2. женщины с венерическими или онкологическими патологиями.

В камерах поселения женщины стараются жить «семьями» — завести подруг по несчастью и сформировать собственную группировку. Это не является предпосылками лесбиянства – «семьей» легче выживать в условиях зоны.

Если женщина не выполняет план производства (не умеет шить, не успевает выполнить норму), в конце рабочего дня ее ждут побои от сокамерниц и конвоя.

Администрация колоний не вмешивается в дела заключенных и не принимает никаких мер по предотвращению драк между узницами. А женщины, которые совершили экономические преступления, часто пытаются «развести на деньги» сами сотрудники тюрьмы.

— Отчего им там проще жить?

— Ну как бы просто уже не надо ничего соблюдать. Ниже же ты уже никуда не опустишься. То есть ты просто махнул на себя рукой и уехал туда, живёшь уже, существуешь. — Когда решают, в «гарем» отправить или нет, это какой-то суд собирается или что вообще происходит? — Ну да решение выносят всё равно люди те, которые имеют слово в лагере. Не всегда это, допустим, «смотрящий». То есть это бывают непосредственно мужики просто, которые собрались, которых накрывают все поступки этого человека и вот они выносят такое решение. Но опять же, конкретно должен быть тот человек, который отвечает в лагере за порядок, за, скажем, понимание осужденных. «Смотрящий», либо «вор», либо «положенец» какой-то — эти люди должны окончательное решение вынести. И опять же, это непосредственно на их совести должно всё остаться. Правильно они вынесут, либо неправильно. — Если, например, они вынесли свой вердикт, а человек и не согласен? — В любом случае человек не согласен. Но тут уже, скажем, против законов не попрешь. То есть тут, как есть, так есть. В любом случае, можно как-то себя оправдать. Но, как правило, назад дороги нет. Выбор всегда есть. Во-первых, ты как бы можешь сразу прекратить это. То есть ты понимаешь, что это произойдет и что-то должен сделать. Кто-то вены вскрывает. Кто-то ломится с «хаты». Какой-то выбор у тебя есть. Редкий случай бывает, когда это все внезапно произошло, какие-то там обстоятельства. Не смог ты нечего сделать. Бери нож, режь тех, кто это совершил. — Если ты зарежешь обидчиков, это как-то тебя оправдает? — С «гарема» ты уже не выйдешь, но, по крайней мере, к тебе уже не буду приставать.

Тонкости тюремных законов

В каждой тюрьме среди заключенных выбирается старший «смотрящий», а также главные по камерам. В зонах и колониях та же система. Но зоны делятся на «красные» и «черные». В «красных» – так называемые ментовские (полицейские) порядки, нет «блатных смотрящих», и все решения принимаются руководством зоны. В «черных» же официальное начальство не имеет особого статуса, здесь все решают воровские законы.

Новому человеку статус присваивается довольно быстро. На его определение влияет репутация, которую он заслужил на воле, статья и личное поведение. Каких-то строгих законов не придерживаются, а решают в каждом случае отдельно. Поэтому «опустить» могут не только насильника, но и человека, который неправильно себя ведет или замечен в «крысиных» поступках.

— А ты в какой категории находился?

— Во все ходки я ходил в «мужиках». По воровским понятиям, «мужик» считается случайным «пассажиром», находящимся на зоне за совершение преступления, чаще бытового. На любой зоне «мужиков» по численности больше остальных каст. Обычный «мужик» попадает в тюрьму по пьяному делу, по глупости или из жадности.  «Мужики» находятся в средней иерархии между «блатными» и «петухами». У них больше прав, чем у «опущенных». «Мужиков», если они соблюдают воровские понятия, «блатные» не прессуют. Но у них имеются определенные запреты: нельзя сотрудничать с администрацией и быть пассивным гомосексуалистом. Если «мужик» сотрудничает с начальством зоны, его переводят в статус «козла». За пассивный гомосексуализмопускают в «петухи» — самую низшую касту заключенных.  «Мужики» не участвуют в совещаниях воров в законе, где решаются вопросы о переводе какого-либо заключенного в другую масть. Они не имеют права воровать, т.е. крысятничать, контактировать с представителями низших каст.

В колониях-поселениях «шведская тройка» — обычное явление

Что меня убивает в небольших населенных пунктах, так это показной морализм. Дескать, все у нас хорошо и пристойно. Но ведь в небольших населенных пунктах всем про всех все известно, хотя народ и делает вид, что только соседи грешат. Попадая в такой мирок из огромного города, понимаешь, что в мегаполисах почти ангелы живут.«Сиротская» доля
Вот и я не по своей воле попал на поселение. Тысяча свободных людей, две тысячи осужденных. Всем рулит начальник отделения. Колонии — градообразующие предприятия, так что «хозяин» дает работу и жилье всем вольняшкам. Поселенцы обладают разными льготами, в том числе могут передвигаться без конвоя. Главное мерило полезности начальнику — ударный труд. Потому некоторых зеков полковник ценит больше, чем беспонтовых сотрудников.

Свиданка с заочницей

Есть такая категория «заочниц», которым мужика подавай, скажем так, любого. Это такие старые девы, про которых на воле говорят, что с ними никто спать не ляжет даже в голодный год за мешок сухарей. Но есть и зеки, которые пишут им такие сладкие письма, что никак не поверишь в то, что такой милейший человек сидит в тюрьме за умышленное убийство.Случилось страшное
Cамое забавное, когда их отношения по неумолимой логике судьбы и «основного инстинкта» доходят до длительного свидания. А что это такое? Интим, интим и еще раз интим. Там-то они, в казенных нумерах, и узнают друг друга получше. Случается, что очень смешно иной раз выходит.
Как-то одна такая дама лет сорока, вся такая внезапная, несуразная вся. у которой, как говорится, кто-то был в восьмом классе, распаленная письменной страстью, приехала к зеку на свиданку. Решила познать любовь, уж какая она там есть.

Гомофобия в межвоенный период

История отношения общества к гомосексуальности тесно связана с войнами. Так, Платон в «Пире» говорит о том, что составленная из любовников армия была бы непобедима, поскольку они бы не смогли бросить товарища в бою или совершить что-либо постыдное, а, наоборот, стремились бы демонстрировать перед возлюбленными свои лучшие качества. Эта идея отражает реально существовавшие в Древней Греции практики, лежавшие в основе обычая педерастии, на котором строилось воспитание античных воинов. В Европе Нового времени, напротив, гомосексуальные отношения среди солдат наказывались. Достаточно вспомнить, что первые антигомосексуальные статьи в России появились при Петре I в военных уставах, составленных по немецким и шведским образцам.

Между двумя мировыми войнами отношение к гомосексуальности в Европе определялось несколькими процессами. С одной стороны, колониальные империи постепенно начали распадаться, из-за чего европейские мужчины, связывавшие гендерный нонконформизм с дикостью, начали думать, что белые люди находятся в опасности из-за стирания гендерных границ и наплыва мигрантов, и поэтому стали патологизировать гомосексуальность как признак дегенерации. Эти страхи подпитывались несколькими скандалами, связанными с однополыми отношениями. Например, в Великобритании парламентарий Пембертон Биллинг в своем журнале Vigilante («Мститель») опубликовал несколько статей о том, что у немцев якобы есть некая «Черная книга», содержащая имена 47 тысяч высокопоставленных гомосексуальных британцев, которых они шантажируют. В США произошло несколько армейских чисток, во время каждой из которых по подозрению в гомосексуальности были арестованы несколько десятков солдат и матросов. В Советской России в 1921 году полиция совершила рейд на подпольную свадьбу, в которой принимали участие около ста мужчин (в основном тоже солдат и матросов), часть из них были в женской одежде.

Одновременно с этим в проигравших Первую мировую России и Германии произошла либерализация отношения к гомосексуальности. В России ее декриминализировали после революции, а в Германии, несмотря на уголовную ответственность за однополый секс, возникли первые ЛГБТ-журналы и освободительные движения. По мере ухудшения отношений между странами перед Второй мировой и в одной, и в другой начались гонения на гомосексуалов, также связанные с подозрением их в шпионаже.

Так, например, произошло с австрийским полковником Альфредом Редлем, которого русская разведка завербовала с помощью подкупа и шантажа во время Первой мировой войны.

Однако были и те, кто помогал противнику по идеологическим соображениям. Например, члены «Кембриджской пятерки», одной из самых успешных разведгрупп ХХ века, стали шпионами Советского Союза, потому что верили в то, что его гендерная политика ведет к освобождению. В СССР действительно в начале его существования уравняли мужчин и женщин в правах, разрешили аборты и декриминализовали гомосексуальность, бравируя этим на международной арене в качестве доказательства своей прогрессивности. В то же время нацистская партия, пришедшая к власти в Германии в 1930-х годах, всегда была откровенно гомофобна, и члены «Кембриджской пятерки» опасались, что Британия выберет этот путь, а не советский.

Французская спортсменка, лесбиянка Виолетта Моррис, напротив, начала шпионить на нацистов из-за презрения к нравам французского общества. Во время Первой мировой она работала водительницей скорой помощи. Людей, которые этим занимались, позже часто называли трусами, потому что они не участвовали в сражениях, несмотря на то, что работа на скорой была очень опасной, с высоким уровнем смертности. После войны она начала заниматься спортом: плаванием, боксом, автогонками и т. д. Она даже сделала мастэктомию, чтобы помещаться в маленькие спорткары.

Однако Французская федерация женского спорта исключила ее из своих рядов за неподобающее поведение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector